Из истории японских куртизанок (таю, ойран)

Таю (太夫) - японские куртизанки, но не простые, а золотые, хай-класса, королевы среди себе подобных. Когда собственно секс занимает последнее место, а на первое выходит искусство общения и обольщения. Только таю имела право отказать клиенту в сексе, если ее что-то не устраивало. И количество золота, заплаченное клиентом за ее услуги, никакой роли не играло. Если уж говорить честно и откровенно, то такой отказ иногда дорого обходился таю. Но ведь за все надо платить, в том числе, и за свободу выбора. Частенько говорят, что таю водятся только в Киото и Осаке, крупнейших после старого Эдо центрах и культуры, и проституции. А в самом Эдо в известнейшем квартале Йошивара охотой на богатеньких самураев занимались ойран (花魁). Для многих (и даже для многих японцев) нет вообще никакой разницы между ойран и таю, и самое обычное дело встретить на просторах Интернета картинку, где под изображением таю написано "ойран" или наоборот. Факт, однако, что ойран из Токио (Эдо) и таю из Киото (и Осаки) существуют только примерно две сотни лет. А вот раньше...

Совсем вглубь веков мы копать не будем. Дюже далеко рыть придется: первая древнейшая - она и в Японии первая древнейшая. И всегда были женщины по разным причинам предпочитавшие за еду и прочие материальные блага расплачиваться самым простым и естественным образом.

Дамы эти в здешних краях имели целую кучу названий, так или иначе описывающих их услуги и/или образ жизни. Тут вам и древнейшее "укарэмэ" или "юко джёфу" (遊行女婦 - дословно "скользящая по жизни"), и "асобимэ" (遊女 - "женщина для игры"), позднее превратившееся в "юджё", и "сабуруко" ( 左夫流子 - "та, что прислуживает"). Некоторых из них в это занятие привела нужда и угроза жизни, кое-кто был просто продан или выкраден, а отдельные дамы даже из вполне благополучных семей занимались этим чисто из любви к искусству. Первые сколько-нибудь организованные публичные дома начали появляться в Японии примерно во времена Хэйана, веке в 8ом. Города множились и разрастались, более насыщенная событиями и комфортная городская жизнь привлекала многих, а вот работы для женщин в городах не хватало. И самая распространенная была, как нетрудно догадаться, работа прислуги, так или иначе совмещаемая с продажей секс-услуг.

Протитутки не только ожидали своих клиентов в городах, но и путешествовали по самым оживленным дорогам и кучковались возле известных центров религиозного паломничества, предлагая свои услуги путникам, которых домашний секс ждал не скоро.

Самых миловидных и грамотных среди тогдашних "сабуруко" частенько брали "под крылышко" состоятельные господа из аристократии. Как правило, такие дамы происходили не из самых плохих семейств, волею случая оставшись без средств к существованию и не имея ничего, кроме приятной внешности, хороших манер и грамотности. Есть свидетельства (например, небольшое эссе Оэ Масафуса, жившего в начале 11го века, "Юджёки"), что "благородной" проституции покровительствовал и сам Фудживара Мичинага. Дальше у нас идет смутное время войн и прочей феодальной междуусобицы. Мужчин убивали пачками, оставляя их жен и дочерей практически на произвол судьбы. "Дикая" проституция цвела пышным цветом. "Благородная" тоже не отставала. Примерно на 13-14 века приходится расцвет культуры "ширабёши" - профессиональных танцовщиц из благородных семей. Основной их работой были танцы, слегка модифицированные из традиционно мужских ритуальных плясок "бугаку". Даже одежда ширабёши напоминала мужскую вплоть до шапки-эбоши и мечей, носимых на поясе. Секс был необязательным, но часто встречающимся дополнением к танцам.

Весь этот разброд и отсебятина продолжались вплоть до конца 16го века. Пока власть над объединенной Японией не взял в свои загребучие ручки широко известный Иэясу Токугава. Говорят, правда, что он не сам додумался урегулировать такую стихийную сферу жизни как секс, а развил и углУбил идеи, заложенные более ранним любителем все регулировать - Тойотоми Хидейоши. Так или иначе, но в 1612 году было решено проституцию даже не легализовать (этим как-то никто не заморачивался, вне закона оно никогда (до 1956 года) и не считалось), а упорядочить. Чтобы все "правильные" можно было легко контролировать и собирать налоги, а все "неправильные" притеснять и собирать штрафы.

Де-факто существовашие старые разрозненные кварталы развлечений во многих крупных городах, включая столичный Киото, дополнились де-юре новыми. И прежде всего - в Эдо, где демографический перекос в сторону молодого и бодрого мужского населения грозил обернуться крупными неприятностями криминально-сексуального характера.

Натолкнувший правительство Токугавы на эту нехитрую мысль, представитель Ассоциации Борделей Средневековой Японии Шёджи Джин-эмон почитается как отец-основатель первого квартала Йошивара в Эдо.

В марте 1617 года было выдано разрешение на строительство закрытого квартала публичных домов и всей сопутствующей "инфраструктуры" на окраине новой столицы. Квартал построили с опережением всех планов. Девушек собирали по всей Японии. И понеслось.

Правда, первым обитательницам первого квартала Йошивара ("старый" Йошивара или Мото-Йошивара) запрещалось покидать территорию и носить яркую, вызывающую одежду. Все должно было быть исключительно строго и скромно. Самураям и так понятно, для чего они тут. Кроме того, первый Йошивара не обслуживал клиентов по ночам (дабы не отвлекать от семейной жизни). Самые красивые и успешные среди первых йошиварских проституток назывались "коуши" (格子). В Киото девушки легкого и полулегкого поведения традиционно кучковались недалеко от Императорского Дворца Гошо. Понятно, что самые богатые клиенты водятся либо прямо там, либо их можно заарканить по дороге туда или оттуда. Чтоб было веселее и легче решать некоторые общие проблемы, публика одной профессии часто предпочитала жить рядом, общинами. Проститутки - не исключение. Понятно, что оставались в избытке и вольные охотницы-одиночки, и любительницы вроде прислуги и официанток в чайных домиках и общественных едальнях, а также девушки из публичных бань, юна. Но основной контингент профессионалок группировался в районе Року-джё-Мисуджи-мачи. В 1640 году старый квартал красивых девушек получил новое название "Шимабара", обзавелся главными воротами и официальным статусом того самого квартала развлечений. Что, как понимаете, никак не сказалось на содержимом. А содержимое там было самое разное. Изначально слово "таю" (сокращенное от "но-таю") входило в словарь терминологии актеров традиционных театров Но, позаимствованное из китайской театральной же терминологии. И значило примерно "лидирующий артист". Солист или прима-балерина, если по-нашему. Позже, в самом конце 16го века, этот же термин присвоили себе первые актрисы женского Кабуки под чутким руководством Изумо-но Окуни, бывшей мико по происхождению, актрисы по призванию и проститутки по личному желанию. Большинство девушек ее труппы так или иначе солировали на представлениях и носили гордый титул "но-таю" или просто "таю". Что не мешало этим девушкам по вечерам подрабатывать (в том числе и на постоянной основе) в публичных домах. Грубо говоря, дневное представление было своего рода рекламной акцией для вечерней основной работы.

Так что на начальном этапе в отношении профессиональных красоток "таю" обозначало прежде всего "женщина-артистка", а вовсе даже не проститутка. Запомнили, да? В самом начале 17го века в Киото "таю" - женщина-артистка. Но не гейша! Гейш (женщин) пока не существует в природе вообще. Поехали дальше.

Понятно, что дама, совмещающая актерский талант и сексуальность, зарабатывала в целом много больше своих моно-профильных подруг. На начальном этапе девушке достаточно было быть только талантливой артисткой, чтобы получить титул "таю". Но буквально несколько лет позже одного таланта стало уже недостаточно. Таю должна была олицетворять идеал женщины, а потому соответствовать довольно строгим стандартам красоты.

К 1620-30 годам, когда женщины указами правительства были полностью изгнаны со сцены, термин "таю" остался в обиходе профессиональных красоток как показатель красоты и таланта одновременно. В Киото в то время было около десятка таю, среди которых и знаменитая Йошино Таю.

Заметьте, что первые таю одевались относительно скромно. Профессию выдавал пояс, завязанный спереди, и прическа: "кукиш" на маковке. Такие прически только-только вошли в моду и первыми эту моду установили как раз проститутки. Каким образом слух о таю из старой столицы достиг новой, не так важно. Важно то, что в новой захотели соответствовать. Столица тут или где?! И в 1643 г. в Йошиваре было 75 таю из общего количества проституток 987 человек. Каждый публичный дом имел одну-две "таю", если хозяин считал их достаточно красивыми и талантливыми. Никаких общих критериев и стандартов пока не существовало. Коуши стали занимать вторую позицию в табели о рангах, а хаши - третью. Бесперспективные девушки самого низшего сорта из серии "дешево и сердито" именовались "санчяджёро" (散茶女郎) Понятно, такое возмутительное безобразие (фантастически высокое число таю) не могло продолжаться долго. И после переезда в 1656 г. в новый и более просторный квартал Шин-Йошивара ("Новый Йошивара") ситуация стабилизировалась на более адекватном уровне:

В 60е года 17го века в осакском Шинмачи 11 таю, в киотосском Шимабаре 13 таю, в эдосском Йошиваре 7 таю. При этом Йошивара был самым крупным из трех по общему количеству девушек.

В Новой Йошиваре хозяева публичных домов получили не только бОльшую площадь, но и некоторые послабления в режиме: уже можно было обслуживать клиентов и по ночам. В конце 17го века (Гэнроку-эра) в Киото из 329 проституток было 13 таю. В Осаке из 983 - 17 таю. В Эдо из 2780 - 3 таю. Показательно, не правда ли? Стремительно растущее население Эдо с сильным перекосом в мужскую, сексуально-активную, но бессемейную, часть нуждалось в быстром удовлетворении похоти. Немногие таю существовали чисто для красоты и понтов. Чтобы соответствовать титулу, таю должна была быть не только красивой и талантливой, но и стоить вполне определенную цену (1-2 рё за ночь, не считая прочих неизбежных трат, общая сумма которых могла достигать 15-20 рё (видела цифру в пересчете, что это примерно 3000 современных баксов)). Их услугами могли воспользоваться только даймё (самурайные землевладельцы самой высшей категории) или богатейшие из купцов, которых в Эдо было немного.

А вот в состоятельно-купеческой Осаке и аристократическом Киото никто никуда не спешил. И денег было много. Потому культура таю цвела пышным цветом.

В середине 18го века Эдо был одним из крупнейших городов мира (если вообще не самым крупным). Население приближалось к миллиону. Число проституток в Йошиваре колебалось около 3000 человек. Количество таю единовременно было не больше 7 человек. Как правило, 3-5. Киото и Осака имели примерно сравнимые полуляции в полмиллиона. Число девушек в осакском Шинмачи колебалось от 1000 до 1500, из них таю - около десятка. Общее число проституток в киотосском Шимабаре никогда не превышало 500 человек. И число таю стабильно держалось на уровне 10-15 человек. Аристократия, чо! Практически каждая таю становилась легендой. Печальные повести об их жизни, любви и смерти часто становились основами для пьес Кабуки и/или Бунраку. Таю определяли направление моды в одежде, прическах, макияже, украшениях и прочих мелочах обихода и обстановки. Таю были подлинными идеалами эпохи и источником вдохновения для художников и артистов. Ломались судьбы, рушились состояния и возникали вновь только по воле самых красивых, самых изысканных и самых несчастных женщин эпохи культурного расцвета.

Продолжительность жизни девушек из веселых кварталов было сильно ниже, чем в среднем для женщин того времени. Самоубийства были обычным делом. И хотя срок отработки, после которого девушка имела право на свободу, в среднем составлял около 10 лет, далеко не все доживали до свободы.

Помимо таю остальные проститутки имели свою иерархию. Которая, к тому же, менялась с годами и была своя в каждом городе. И тут надобно отметить, что таю не рождались. Таю становились по результатам первых нескольких лет работы. И потерять титул было намного легче, чем заработать его. В 18ом веке первые красотки уже не казались скромницами. На запреты Иэясу Токугавы постепенно положили с прибором, и роскошь таю уже становилась все более нарочитой и вызывающей. Высота обуви плавно увеличивалась, количество побрякушек в прическах росло, наряд представлял собой все более навороченную кучу шелка, расшитую шелками и золотом. Три-четыре слоя плюс верхняя накидка-учикакэ - считалось стандартом. А пояса были подлинными произведениями искусства.

В Эдо, как и в прочих городах, таю имели целый штат, вроде свиты при королеве. В эту свиту в обязательном порядке входило 1-3 "камуро" (учениц, девочек от 6 до 10 лет), одна-две "яритэ" (служанка, дуэнья, часто из бывших или состарившихся проституток), одна или две "шинзо" (проститутка более низкого ранга), один или два "вакаимоно" (слуга публичного дома, к которому принадлежала таю, молодой мужчина, работой которого было нести зонтик над таю, ее багаж, если таю собиралась ночевать не в своем публичном доме, да и просто физическая защита), два "тайкомочи" (гейша-мужчина, которые развлекали гостей грубоватыми шутками "ниже пояса", россказнями и прочими прибаутками). Вся эта свита одевалась и кормилась за счет своей королевы.

В Йошиваре было два мини-квартала на разных концах с названиями Эдо и Киото. И центральная улица, соединявшая эти мини-кварталы, была аналогом Токайдо - дороги между Киото и Это, по которой регулярно проезжали даймё для представления императору и по служебным надобностям. Путешествовали высшие из самураев с большой помпой.

По аналогии с этими самурайскими шествиями в Йошиваре уставилась традиция шествий таю по этой самой центральной улице между "Эдо" и "Киото". Ежевечерний парад блеска и роскоши, поглазеть на который сбегались все, кто не был занят на тот момент. Рекламная акция и самопиар в чистом виде.

Крупнейшие города Эдо, Киото и Осака соревновались в роскоши и элегантности. В каждом городе установился свой стиль: в Киото делали акцент на юность, украшая прически таю большим количеством прибамбасов с цветочным орнаментом, с особой роскошью украшалось только самая верхняя накидка-учикакэ, нижние слои кимоно были обычно монотонными или с небольшим рисунком (явный намек на хэйанские моды) и изобилием красного. В Эдо - упирали на дорогую роскошь и многоцветье, побольше дорогущих черепаховых шпилек, громоздкие и тяжелые прически, многослойные кимоно один другого ярче и цветастее. С течением времени и сменой приоритетов менялись и люди вокруг таю. Сначала из среды женской обслуги чайных домиков выделились полупроститутки-полуартистки, славные продолжательницы дела Изумо-но Окуни, в противовес и конкуренцию тайкомочи. Их задачей было развлекать гостей таю танцами, песнями и поддерживать беседу. Эти девушки полулегкого поведения поначалу назывались "одорико" (дословно "дитя танца").

Потом в среде камуро, приближающихся к возрасту инициации, выделились более талантливые и более красивые, получившие название "оира-но-токоро-но онэсан" (おいらの所の姉さん - "моя старшая сестра"). К 1760 году таю в Йошиваре плавно заместились теми самыми "старшими сестрами" из подрастающего поколения, которые теперь назывались "ойран". А "одорико" выросли в количестве и качестве, получив название "гейша". Грубо говоря, одна большая роль таю была разделена на две поменьше: гейша как артистка и ойран как артистичная проститутка.

В 1761 году была зарегистрирована последняя таю из Йошивары. Кое-что от былых привилегий таю осталось и у ойран, а пышностью и показной роскошью они даже превосходили своих предшественниц, но факт, что легендарных женщин среди них уже практически не было. Эпоха таю из Йошивары закончилась. Началась эра ойран. Запомнили? 1760-е.

Ойран просуществовали в своем показном блеске примерно до 20х годов прошлого века. Но началом их заката стала начавшаяся в 1870х индустриализация Японии. В Эдо - теперь уже Токио - опять хлынул поток молодых мужчин. Но это были в большинстве своем бывшие крестьяне, которым вся эта мутотень с церемониями не нужна была ни с одной стороны. На первое место вышла потребность в быстром сексуальном удовлетворении с минимумом эстетики. К тому же, если таки хочется поговорить и прочих зрелищ, к услугам желающих были гейши, количество которых было лишь ненамного меньше количества проституток. Йошивара был перестроен. Улицы стали шире и чище, появилось электричество, старые деревянные ворота были заменены новыми железными, украшенными лампочками. В 1886 году был открыт госпиталь для проституток. Но в 20м веке Йошивара превратился в обычный и малопримечательный квартал красных фонарей. Логическую точку в медленном умирании когда-то блестящего мира поставил закон о запрете проституции в 1956 году. Йошивара больше не существует.

Шинмачи в Осаке разделил судьбу Йошивары, хотя и не так трагично. Осакцы - люди легкие и не склонные к особым трагедиям. А Шимабара в Киото, прекратив деятельность, сохраняется как музей уникальной культуры. Последние таю из Шимабары в количестве 4х человек продолжают развлекать своих клиентов, став одной из разновидностей местных гейш. Некоторые чайные дома, основанные в начале 17го века и помнящие многих звезд среди профессиональных красоток, существуют и поныне, работая, как и раньше, для избранных клиентов, и сохраняя остатки материальной культуры прошлых веков.

Евгения Зайцев-Ушастый
Источник cтатьи и фото: http://zajcev-ushastyj.livejournal.com

Добавить комментарий